Пн. Июн 17th, 2024

«Ну, сынок, раз не хочешь учиться дальше, тогда иди работай», — строго велел наследнику Вернер-старший. Курсы шоферов Александр окончил еще в старших классах, поэтому, отдохнув летом от выпускных экзаменов, по указу отца пошел трудоустраиваться в совхоз Новоспасский. Уже через две недели коллектив механизаторов пополнился еще одним молодым трактористом. С той поры минуло треть века, а Александр Вернер из с. Кожевниково до сих пор остается верен выбранной после школы профессии.

Высокий, статный, он больше похож на военного, чем на пахаря. Наше знакомство вышло практически случайным: с сотрудниками управления сельского хозяйства мы возвращались из другой деревни, когда заметили резво идущий по полю красный «Кировец» с современным прицепным посевным комплексом. Спустившись с трассы, остановились. Пока мужчины обменивались приветственными рукопожатиями, с фотоаппаратом в руках я принялась за привычное дело. Сделав серию снимков, приготовилась задавать вопросы, а так как в этот день дул пронизывающий холодный ветер, «напросилась в гости» к хозяину трактора. В кабине меня поразила едва ли не хирургическая чистота. При этом сам Александр Александрович разулся (!) — под его ногами лежал аккуратный половичок с прорезями для педалей. В углу выглядывали из пакета вязанные из овечьей шерсти теплые носки. Подобное я видела впервые, поэтому тут же спросила:

— Как в тракторе может быть так чисто?

—  Пыль все равно присутствует, от нее никуда не денешься. Однако уют на работе нужно поддерживать.

— Тепло и уютно должно быть дома, — продолжаю я настаивать.

— Большая часть суток проходит именно тут, так что можно сказать, что «Кировец» — дом родной, — утверждает мой собеседник. – Шторок только вот не хватает, не можем пока нигде найти, уже и в интернете искали. Да, согласен, есть люди, которые придут, отработают, им дадут за это зарплату. Но лично я здесь не только деньги зарабатываю, но и удовольствие получаю.

— Вот еще радость – трястись целый день по кочкам, смотреть на тоскливую черноту пахоты, особенно в ночную смену!

— Кому как, мне лично нравится, причем именно обрабатывать землю, пахать, сеять. «Скучно» тут было, пока мы не зашли на поле. А сейчас обратите внимание: там, где трактор прошел, все чистенько, аккуратно – любо-дорого посмотреть. Вскоре проклюнутся всходы, и зашумит под солнцем зеленое море. Ну чем не благодать?

Я пристально вглядываюсь в собеседника: уж не насмехается ли он надо мной? Нет, похоже, говорит правду. Кабина «Кировца» находится довольно высоко, и обзор, соответственно, хороший. Наверное, действительно есть в этой ниве и в этих просторах своя романтика, но почувствовать ее может только человек, влюбленный в них.

— В детстве, когда отец, тоже механизатор, брал меня с собой в поле, я был самым счастливым человеком. До педалей не доставал, но рулил уже вовсю. И вот до сих пор помню чувства, которые вызывала вспаханная ровная мягкая земля, похожая на большую-пребольшую грядку, даже наступать на нее боялся — жалко было топтать. Человеку ведь главное интерес. Если он работает с душой (что сразу видно), значит, дело его. А если нет, то и заставлять не нужно. Мой сын, когда был маленький, тоже ездил со мной, однако такая работа его не заинтересовала, он выбрал другой путь. Внука трактор тоже не вдохновил. Каждому свое.

По собственному признанию, Александр Александрович несколько раз уходил из сельского хозяйства: в смутные времена зарплату либо вовсе не платили, либо давали гроши и то с задержкой. Двое детей, кормить-одевать-учить на что-то надо. Немного спасало большое подсобное хозяйство, но покрыть все запросы оно не могло. Вот и искал лучшей доли глава семейства. На дороге работал -деньги хорошие, сменный график устраивал, однако не смог дальше без своего железного коня и родимой матушки-земли, вернулся. Супруга, конечно, поругала «добытчика», но больше для порядка, нежели в сердцах. Любимое дело, в режиме «ночь-полночь» в том числе, ей также знакомо (Наталья Алексеевна заведует ФАПом в с. Кожевниково), поэтому всегда и во всем поддерживает мужа.

— Будущее все равно за сельским хозяйством есть, — уверен А. Вернер. – Посмотрите, сколько лет поля стояли пустые, заросшие, а мы сейчас их заново поднимаем. Все окрестные места практически на 100 процентов освоены. Одна грива осталась, гектаров на полторы тысячи. Вот их мы вскоре и будем «утюжить». По-разному на моей памяти было. Дело доходило до абсурда: одну машину зерна посеешь, а две осенью соберешь. Сейчас же все для работы и развития есть: современная техника, новые технологии. Осваивай, учи и вперед. Приятно трудиться и получать результат. Вот, к примеру, взять прошлый год. Знаете, какая у нас пшеница по парам вышла? У-у, красотища! Под «Кировец» приобрели 35-тонный накопитель. Так я не успевал за комбайном, машины тоже: он пройдет полкруга – полный, еще немного – и снова бункер до верха. Вот это итог, подобные достижения, конечно, радуют всех, и в первую очередь нас – тех, кто землю поднимал-обрабатывал.

— Вы так хорошо рассуждаете, жизненно, как будто ночь не спали, текст готовили, — подытоживаю я наш разговор с механизатором.

— Это все с возрастом приходит. Раньше бы меня никакое интервью не затянуло: я бы фьють по-тихому куда-нибудь в кусты, и ищи-свищи ветра в поле, — немного смущаясь моими хвалебными речами, с улыбкой отвечает мой собеседник.

Горячая пора в самом разгаре, поэтому люди работают и днем, и ночью. Трактора в ООО «Новоспасское», как и во многих других хозяйствах, глушатся буквально на полчаса-час во время пересменки, пока заботливые хозяйские руки подмажут-подтянут-заправят своих рабочих «лошадок». Может быть, и прав Александр Александрович, говоря, что за сельским хозяйством будущее. Очень хочется в это верить. А пока остается пожелать всем аграриям хорошей теплой погоды с вовремя прошедшими обильными осадками.