Чт. Апр 18th, 2024

— Друг, можно у тебя воды в дорогу набрать? – с надеждой спросила незнакомка, одной рукой держа огромную стеклянную бутыль, другой прижимая к себе двух светлоголовых мальчишек-погодков. К ограде подошли еще несколько человек с пустой тарой, выстроившись в очередь – дом Воропаевых находился рядом с вокзалом, и из подошедшего только что поезда из Душанбе высыпали люди. На них было страшно смотреть: измученные дорогой и жаждой, они, гонимые страхом смерти, бежали в неизвестность, бросив все нажитое. Наиболее удачливые попали в вагоны-телятники. Тем, кому повезло менее, остались лежать, истерзанные, на вмиг ставшей чужой стороне… Так русские возвращались на свою историческую Родину, гонимые экстремистски  настроенными представителями коренного населения бывших союзных республик после распада СССР.

По этой же причине Геннадий Воропаев тоже был вынужден покинуть место, где родился и жил много лет. Термез – закрытый военный городок в Узбекистане на границе с Афганистаном в основном состоял из русских. После вывода наших войск из Афганистана военные стали уезжать из города. Вместо них появились жители кишлаков из ближайших районов. Трехкомнатную квартиру и частный дом Воропаевы продали за гроши. «Покупатели» улыбались им в глаза: «Все равно уедете, нам бесплатно достанется…». Принимать же ислам и становиться Гена-баем на местный манер, дабы избежать притеснений, мужчине не позволили внутренние убеждения: дед русский, отец русский, а он будет узбеком?

Так Геннадий Васильевич с супругой и двумя детьми оказался в России, денег хватило лишь на то, чтобы купить небольшой домик в сибирской глубинке. Барабинск встретил их неласково: работы хозяину так нигде и не нашлось, пришлось, чтобы прокормить семью, возвращаться на прежнее место – «Совтрансавто» занималось международными перевозками, зарплата, опять же, неплохая. В загранку ходили везде: и в дальнее, и в ближнее зарубежье, в том числе, в Афганистан. Однако, продолжать дальше работать в чужой стране не имело больше смысла, тогда мужчина вернулся к своим.

— Мы все оставили там, в Узбекистане. Здесь начинали практически с нуля. Это хорошо, когда ты один, двадцатилетний и ничем не связан. А тут, считай, полжизни уже пролетело. Завели хозяйство: две коровы, тридцать овечек. Что поделать? Надо было крутиться, как-то существовать дальше.

Автослесарь по образованию, Г. В. Воропаев трудоустроился на СТО в г. Куйбышеве. Богатейший опыт и сейчас не дает ему сидеть на печи — люди часто обращаются за помощью, зная, что он все сделает на совесть, и возраст – 70 лет – тому не помеха. Как сам шутит: «А что мне сидеть-страдать на лавочке с другими такими же пенсионерами: вот раньше было хорошо, а теперь все плохо? Нет уж, я лучше поработаю еще маленько, пока руки-ноги шевелятся». Поэтому, когда прошлым летом встал вопрос ремонта уазиков, отправляемых в зону СВО, об отказе не могло быть и речи.

— Я видел войну своими глазами в Афганистане — туда мы ездили в рейсы с мирным грузом. Там днем тебе заглядывают в глаза, улыбаются, а после захода солнца тот, кто называл тебя другом, стреляет в спину. Сын у меня тоже попал под замес (служил в Чечне во вторую кампанию), был ранен. Два года назад его не стало, даже до своего 50-летия не дожил – не выдержало сердце… И после всего этого неужели я сегодня останусь безучастным,  в стороне от событий, что происходят на Украине?

С легкой руки депутата городского Совета Константина Терещенко, который занимается доставкой гуманитарного груза в зону СВО, Геннадий Васильевич начал готовить мосты, раздатки, коробки и прочие «внутренности» подержанных автомобилей. Объяснять, зачем нужна высокопроходимая техника на поле боя, нет нужды, главное, чтобы она не подвела и ходила, как часы.

— Бесплатно беретесь?

— Разве можно  за это деньги брать? Я же не барыга какой, совесть-то надо иметь. Грех будет скаредничать в такое время. В Великую Отечественную войну люди все бесплатно делали, старались для фронта. Да и не один я в гараже: Виталий Степанов, Георгий Григоров вечером после работы приезжают, подсобляют.

— Георгия (внука) Вы привлекли?

— Нет, он сам проявил инициативу. У нас в семье воспитание такое. И я, пока могу, ребятам за ленточкой буду помогать, без всяких вопросов.

Слова Геннадия Васильевича лишний раз подтверждают: мы своих не бросаем! Тепло и сила Сибири как раз и заключается вот в таких простых людях: одни вяжут носки, другие плетут сети, третьи переделывают машины и т. д. Наши пацаны там, за нулевой отметкой ведут борьбу за существование России, а здесь их поддерживает надежный тыл. Поклон земной всем неравнодушным! Победа будет за нами!

#людитруда

Марина ТЕПЛЯКОВА.