Прошла война, прошла страда,
Но боль взывает к людям:
Давайте, люди, никогда

Об этом не забудем.
Пусть память верную о ней                                           

Хранят, об этой муке,
И дети нынешних детей,
И наших внуков внуки…
                                                     А. Твардовский.

Тёплый июльский вечер. Анна привычным путем идет с работы домой. По деревянному мосту переходит  линию и выходит к железнодорожному вокзалу. Ноги сами несут её в это одноэтажное уютное здание. Прямо в зале ожидания — маленький буфет, где продают вкусные булочки. Анна достает из кармана десять копеек, кладет на прилавок. Продавец без лишних вопросов заворачивает в бумагу ароматную булочку и подает Анне. Это дочери… Прошло уже семь лет, как закончилась война, а боязнь голода не исчезает. Хочется хоть с маленькой зарплаты порадовать дочь.

Проходит еще несколько минут, и дежурная по вокзалу объявляет: «Внимание! Внимание! Поезд «Новокузнецк-Ленинград» прибывает на первый путь». Анна замирает. Сколько раз заходила она в это время на вокзал, слышала это сообщение, но до сих пор сердце щемит…

Анна выходит на перрон, смотрит, как из вагонов выходят пассажиры. Как же завидует она им! Они увидят очень скоро город её детства, юности… Город, который подарил ей счастье. И здесь же она потеряла самых близких…

Прошлое… Иногда его хочется забыть, вычеркнуть из своей жизни.

Довоенный Ленинград. Как забыть веселые прогулки на теплоходе по Неве, белые ночи, беседы с известными актерами и музыкантами… Здесь она встретила свою любовь. Здесь родила троих детей.

Фашисты разрушили её счастье. В самом начале войны мужа призвали на фронт. Он погиб почти сразу в родном Ленинграде. На руках у Анны остались сын Иван и две дочери: Галина и Тамара.  Как жили они в это трудное время – трудно рассказать. Блокадные пайки старалась отдать детям, себе оставляла малую часть. Но Анна понимала: пока жива она, будут живы и дети. Значит, нужно беречь и себя, нужно есть, хотя порой кусок в горло не шел, видя голодные глаза ребят…

А затем – черная полоса. После работы Анна, как и все ленинградцы, разбирала обломки, дежурила на крыше, гасила фугаски. Страшно было ходить по дому, порой перешагивая через трупы. Убитых было столько, что хоронить  просто не успевали. В одно из таких дежурств началась бомбежка, и Анну ранило: осколком оторвало грудь. Она попала в госпиталь. Дети остались одни. Маленькую Тамару Анна с трудом взяла с собой  прямо в эшелоне. А старших детей вместе с женщинами поместили в другой вагон, чтобы эвакуировать. Что с ними стало – никто не знает, хоть разыскивала их Анна все годы, обращалась в разные архивы и инстанции. Так погибли, не оставив следа, многие ленинградцы.

По ночам Анне часто снились Иван и Галина. Иногда она отчетливо видела, как немецкие самолеты бомбят эшелон, как сын и дочь лежат под откосом в крови… Она пыталась бежать, но ноги не слушались. А дети исчезали в темноте.

А иногда она видела во сне Дорогу жизни… Хотя, вернее, это была дорога смерти. Вот машина с женщинами и детьми уходит под лед… Ваня и Галочка протягивают к ней руки… Она даже чувствует холод ледяной воды, но не может шевельнуться… Просыпалась в слезах, молила Бога о чуде, просила сохранить жизнь детей. А потом она бежала к Тамаре, единственной ниточке, которая связывала её с жизнью…

Выписавшись из госпиталя, Анна с дочерью эвакуировались в Сибирь. Но и здесь им не повезло. Поезд, на котором они ехали, разбомбили фашисты. Тамару ранило осколком в голову. Никто не знает, что пережила Анна и в этот раз! Но выходила дочь… Со страхом смотрела на голову Тамары: из раны почти до семи лет сочилась кровь. В первый класс в Барабинске  все дети шли с яркими ленточками, а Тамара – в белых бинтах.

Трудно сложилась жизнь и в Сибири. Много лет жили они с дочерью в сапожной мастерской, выполняя обязанности сторожа и технички. Ночью спали на верстаках, утром убирали постель в угол.

Анна не гнушалась никаким трудом: только бы дочь была сыта. Выкручивалась, как могла… Из рукава фуфайки сшила Тамаре шапочку. Местные ребятишки смотрели на Тамару и говорили: «Так ленинградцы ходят!» И в школу собирали всем миром. Сапожники сшили тапочки, портные – платье. И пошла Тамара в школу не хуже других!

Сейчас Тамаре уже 12 лет. Прижились они в Сибири. А вот тоска по родному городу не покидает! Хоть бы на денечек вернуться в Ленинград! А с другой стороны, – страшно, да и денег лишних нет…

Дежурная по станции объявила отправление. Поезд тронулся….Он увозил мечты Анны, надежды, веру в чудо!

Что будет с этой женщиной дальше? Какие еще испытания ждут её на жизненном пути? Хочется верить, что Анна еще встретит своё счастье, потому что её жизнь – материнский подвиг! А Тамара, пережившая наравне со взрослыми все ужасы войны, вырастет хорошим человеком. Когда-нибудь она побывает в Санкт-Петербурге, пройдется по тем местам, где жили её родители, и увезет в небольшой сибирский городок горсточку земли, политую кровью ленинградцев!

Тамара Ивановна Емельянова и ныне живет в Барабинске. Её мама, Анна Дмитриевна Лысенко, умерла в 1984 году. Санкт-Петербург она так и не увидела…    

Автор: Степан Резвин.