Ср. Апр 24th, 2024

Больная бабушка первая услышала сначала крадущиеся шаги под окном, а потом последовавший за ними стук в закрытые ставни, который с каждой минутой становился все громче, настойчивее. Через несколько мгновений удары повторились, но уже в дверь. Переполоха не было. Две женщины и трое ребятишек уже привыкли к подобным визитерам и лишь тихонько лежали, ждали, когда все закончится. Поняв, что им не откроют, незваные гости ушли. Прифронтовая полоса – дезертиры часто наведывались в деревню в поисках съестного или денег. Спасая свои шкуры, они бежали из окопов, днем прятались в торфяных разработках, а ночью, подобно волкам, подкрадывались к жилищам. Чтобы сберечь от разбоя нехитрые пожитки и при этом уцелеть самим, местные вынуждены были запирать ставни железными болтами, а на двери намахивать огромные засовы.    

Ночные стуки — одно из ярких воспоминаний военного детства Лидии Леоновой, которые остались с ней на всю жизнь. Она помнит, как женщины выходили вечерами на улицу, прислушивались к гулу боя – передовая недалеко – и смотрели на небо, испещренное вспышками снарядов. А еще никогда не забудет овечку Солоху, которую в силу малолетства страшно боялась: ей она казалась чудовищно большой. Солоха кроме шерсти давала молоко и в хозяйстве была вместо коровы. На ночь животное заводили домой, а днем держали в хлеву. И все равно не уберегли  – увели-таки кормилицу среди бела дня… Запечатлела память также особые, банные дни. Мать протапливала русскую печь, выгребала золу, выметала сажу, стелила внутри солому и залазила туда с ребенком париться. Рядом с печью стояла ванна с водой, в ней обмывались. Самые светлые картины из прошлого связаны с народными гуляниями, хороводами на лесных полянках и протяжными старинными песнями – слишком редко позволяли себе люди в тылу праздники, поэтому для всех они были настоящими отдушинами.

Отец Лидии, Сергей Никитович Афанасьев, попав на фронт, стал политруком. В одном из боев получил ранение, лежал в госпитале в Астрахани, куда жена, Мария Васильевна, приехала навестить его с маленькой дочкой на руках. «Подлечился и снова в бой, хотел страну прикрыть собой…» напишет про отца через много лет Лидия Сергеевна. Еще будучи в полковой школе, он повстречал своего однокашника, тоже учителя начальных классов – Василия Федоровича Евтеева — и попросил, если с ним что случится, не оставить одних жену и дочь. Как будто предчувствовал… С южного фронта, где шли ожесточенные бои на Керченском полуострове С. Н. Афанасьев не вернулся и поныне считается без вести пропавшим. Великая Отечественная война для него так и не окончилась.

В годы войны Мария Васильевна взяла на воспитание племянников: брат на фронте, а жена умерла. Отчаянный по тем голодным временам поступок, но бросить на верную гибель две родные души женщина бы не смогла. Учительница начальных классов и других деревенских ребятишек воспринимала как родных. Ее в ответ любили и стар, и млад. Вечерами после работы в доме Афанасьевых порой было тесно. Женщины, не обученные грамоте, просили: «Ты, Марьюшка, вот про это пропиши, да про то не забудь» и все перечисляли приветы своим бойцам от многочисленной родни. Федор Плотников (брат) вернулся героем СССР, поклонился в ноги сестре, что детей сберегла. Его именем названа одна из улиц г. Горького, куда он позднее переехал.

— После Победы Василий Федорович по завету, данного другом, разыскал маму. Через год они решили пожениться. Его родня была категорически против брака: столько одиночек, столько незамужних, без детей, а тут жена с довеском и больной матерью в придачу! Да разве ж настоящий мужчина будет слушать кого в вопросах любви, пусть даже это будут самые близкие люди? Отчим заменил мне отца, и я всегда называла его папой.

Из с. Кевдо-Месильтово (Пензинская область) Василия Евтеева с семьей в Сибирь переманил товарищ. В каждом письме он описывал красоты Барабы, количество птицы и рыбы в озерах, расплодившейся за годы войны. Так они оказались в нашем районе. Василий Федорович открыл школу в д. Кармакла. Написал книгу «Эхо войны». Он являлся живым свидетелем того, как начинались самые первые часы ВОВ на западной границе Советского союза, когда за считанные минуты фашистские самолеты разбомбили всю погранзаставу.

— На фронт у нас ушло пять человек: отец был политруком, мамина сестра – радистка в штурмовой авиации, один дядя – артиллерист, другой – шофер, третий – моряк. Возвратились все, кроме моего отца.

Именно поэтому, в память о своих боевых родственниках, женщина не может сегодня оставаться в стороне от политических событий, происходящих на Украине.

— Война – это ужас, боль, слезы. Гибнут мирные люди, гибнут наши солдаты. Что мы в тылу можем для них сделать? Просто не быть равнодушными, безучастными.

Лидия Сергеевна знает, о чем говорит – она самая возрастная плетунья маскировочных сетей в цехе, открытом при бывшей фабрике «Антарес». В апреле текущего года ей исполнится 84 г., но несмотря на возраст, она приходит сюда, как на работу. Привычным жестом берет в руки ножницы, ленты и начинает ловко закручивать-завязывать «паучки». Также своим долгом женщина считает собирать информацию и писать о мастерицах, которые окружают ее в цехе, и ребятах, приходящих из разных учебных заведениях города. Зачем? Чтобы их ежедневная работа стала для других примером, ведь она не понаслышке знает и помнит лозунг времен ВОВ «Все для фронта, все для Победы!».

— Нас пять сестер, и, несмотря на то, что мы живем в разных городах, у нас, кроме всего прочего, есть еще одно общее дело – мы все плетем сети.

Всю свою жизнь Лидия Сергеевна посвятила, как и родители, воспитанию подрастающего поколения. Полвека составляет ее педагогический стаж. В институт на физико-математический факультет поехала поступать после школы в то время, когда отец (отчим) как раз заканчивал там учебу. Они разминулись, по этой причине осталась практически без средств к существованию. Другая бы на ее месте развернулась и поехала домой. Но характер у хрупкой девушки был по-хорошему упрямый: вступительные экзамены сдала, сидя на одной каше (самое дешевое блюдо в столовой, хлеб же раньше выдавали бесплатно). Одновременно с учебой в институте занималась в народном университете культуры. А чтобы заработать на пропитание, подрабатывала вместе с другими ребятами на овощехранилищах или чистке трамвайных путей. При этом умудрялась уделять время спорту, ходила в походы.

— Однажды даже на коньках за факультет выступала, учитывая, что я на них могла только стоять и слегка передвигаться (смеется – прим. автора). Нас таких «профессионалов» (очень просил преподаватель физкультуры) собралось много. Финишировали все. На следующий день в институте вывесили плакат: «Первое место завоевал физмат». А в скобочках пометка: «за массовость».

На учебной практике в Таскаевской школе Лидия Сергеевна так себя зарекомендовала, что строгий директор, которого побаивались даже коллеги, не только поставил ей «отлично», но и настоял, чтобы комиссия по распределению отправила молодую учительницу к ним в село. Уже спустя два года назначил ее заместителем, а после своего ухода передал руководство учебным заведением.

— Мне посчастливилось работать с поистине удивительными людьми – добрыми, хорошими, на которых можно и нужно равняться. Они вели за собой не только учеников, но и педагогов. Николай Спиридонов – профессионал своего дела, при нем школа гремела на весь район. Николай Порт эрудированный, грамотный, фронтовик, проводил такие политинформации, что просто заслушаешься. Александр Потапов – комсомольский вожак, всегда и везде вместе с ребятами, будь то «Зарница» или уборка урожая. В школе была создана производственная бригада «Факел», так она одних директоров совхозов дала району семь человек!

Ответственная работа, замужество, воспитание двоих детей не могли перечеркнуть любовь Л. Леоновой к путешествиям. Она по-прежнему лазила по горам, за что имеет удостоверение туриста СССР – больше 100 км. прошла по горам Кавказа, поднималась к Гергетскому леднику. Побывала в республиках Советского Союза, повидала множество городов, откуда привезла различные мифы и легенды. Потом рассказывала их детям на уроках. Особенно им нравилась история любви писателя Александра Грибоедова и Нино Чавчавадзе, которая после трагической смерти мужа каждый вечер ходила к нему на могилу.

Лидию Сергеевну и сейчас трудно застать дома. Литературный клуб самодеятельных поэтов «Родники Барабы», патриотический клуб «Зов» (забудем о возрасте), Совет ветеранов, цех «Маскировка. Барабинск» — везде она активный участник. При этом шутит: «Тот долго живет, кто много поет. Мы теперь уже не столько поем, сколько скрипим, зато на месте не сидим!». А на вопрос «отдохнуть не хочется?» отвечает с улыбкой: «Времени до столетия мало осталось, надо еще многое успеть». Сама женщина считает, что ее по жизни оберегают неведомые высшие силы. И тому есть немало примеров.

— Мне было года три, не больше. Я решила испить колодезной водицы, перегнулась с кружечкой в руках через оголовок (верхняя часть сруба колодца – прим. автора) и кувыркнулась прямо в воду. Благо, на крыльце дома напротив сидел солдат (наверное, в отпуске находился). Увидел, что произошло, подбежал и вытащил меня, как котенка, из колодца. Я расплакалась – кружечку утонувшую было жалко. Потом еще сколько времени сидела, ждала, когда платьишко высохнет, чтобы мама не ругала.  

Второй счастливый случай произошел в пятом классе. Каким-то образом Лидия узнала, что к ним в гости приехала тетя, фронтовичка (та самая радистка из штурмовой авиации). И девочка решилась на отчаянный шаг: рванула по бездорожью напрямки домой (училась в Новониколаевской школе, а жили в Богатихе). Больше 12 километров брела, проваливаясь в сугробы. Зима. Мороз. Темнеет рано. Как не заплутала, не замерзла, не попалась волчьей стае – непонятно. И уже когда надежды добраться не осталось, увидела огни деревни. На них и вышла. Перевалившись через родной порог, дала уж реву, перепугав всех домочадцев. Та «прогулка» не имела серьезных последствий, кроме помороженных рук. С тех пор, кстати, зимой Л. Леонова ходит без варежек.

Еще один раз провидение вмешалось на практике в пионерском лагере около Бердска. Однокурсница прыгнула в водоем, но неожиданно начала тонуть. Не раздумывая, Лидия бросилась ей на помощь и едва сама не погибла: в панике девушка обхватила ее руками и едва не утащила на дно. В последний момент удалось привлечь внимание мужчины, который рыбачил неподалеку. Он-то их и вытащил.

— Если судьба меня берегла, значит, для чего-то я нужна была на этом свете? Может, для того, чтобы учить уму-разуму учеников. Может, для того, чтобы именно сейчас помогать, как могу и чем могу, фронту. Там, за ленточкой, наши ребята, те самые вчерашние пацаны, которые вчера сидели за партами, дружили с девчонками, а сегодня защищают наши жизни, как когда-то делали их прадеды. Их ждут родные и близкие. Их ждем и мы, незнакомые люди, обязанные им своими жизнями. Пока есть силы, пока есть время, будем продолжать плести сети, писать стихи и песни, посвященные подвигу настоящих сынов Отчизны. Возвращайтесь быстрее домой живыми и невредимыми!

Марина ТЕПЛЯКОВА.