Пн. Июн 17th, 2024

Как вы относитесь к мату? Нет, не к шахматному ходу, а обороту речи? Чего греха таить, практически каждый из нас в повседневной жизни нет-нет, да и ругнется, порой даже не замечая того, просто так, для связки слов. Мы, к сожалению, привыкли к нецензурной брани, но согласитесь, когда слышишь ее из детских уст, то, как говорится, уши вянут. Вспоминаются старые добрые советские времена, когда сказать крепкое слово при посторонних было табу. Конечно, в своей среде что мальчишки, что девчонки, подражая старшим, распускали языки, но никогда не поступали так, если рядом были взрослые, неважно, знакомые или нет. Сегодня же, увы, трехэтажный можно услышать от любой козявки.

В выходной день придя с ребенком на площадь им. Ленина, я не подозревала, чем закончится мой променад. Пару раз мы вместе скатились с горки, однако продолжать дальше не рискнула, поэтому осталась в сторонке в ожидании, пока сын насладится зимней забавой. По лестнице, где я стояла, с огромной плюшкой наперевес начала подниматься девочка, примерно лет восьми. Неожиданно она толкнула впередиидущего мальчика, выразив свое негодование весьма недетским слоганом, смысл коего в переводе на разговорный язык обозначает «ты обнаглел?».

— Ой, «молодец», — не выдержала я, — какие хорошие слова знаешь!

Девочка повернулась, смерила меня презрительным взглядом и заявила:

— А твое какое дело?

Честно говоря, я оторопела и только растерянно спросила:

— Кто ж тебя, милая, так научил со взрослыми разговаривать? Папа-мама или в школе на уроках?

«Собеседница» в карман за словом не полезла:

— Отвали, а?

— Я вот тебя сейчас сниму на видео и выложу в интернет, пусть родители посмотрят, как ты себя ведешь!

Девочка снова обернулась и процедила сквозь зубы:

— Ты че привязалась?

— Так ты не ругайся матом, и никто тебе замечания делать не будет!

Очередь на горке сдвинулась, и наша «беседа», к счастью, прервалась. «Н-да, деточки пошли!» — подумалось мне. Раньше за подобное поведение ставили на учет в детскую комнату милиции, да еще родителям штраф давали за ненадлежащее воспитание несовершеннолетнего. Не говоря о позоре на всю школу! А сейчас еще будучи в возрасте от горшка два вершка, они уже знают свои права. Попробуй только примени старые методы наказания! Что же все-таки нужно было сделать в данной ситуации? Промолчать? Наверное, да, по крайней мере, не испортила бы себе настроение.

С другой стороны: я промолчу, другой ничего не скажет — вот и появляются такие «говоруны», чувствуют свою волю, вседозволенность, никого не боятся. Вызывать полицию мне показалось бессмысленно, не такое уж великое преступление произошло, чтобы отрывать людей от работы, у них ее итак предостаточно. Оставалось только вздыхать и переваривать сам факт: восьмилетняя девочка с зеленой сосулей под носом едва ли не до подбородка отчитала тетеньку, которая ростом выше ее самой в три раза, не говоря уж про годы, и поставила на место. Мол, не лезь не в свое дело.

Честно говоря, где-то в глубине души я даже позавидовала девочке. Надо же,  маленькая, а вон как может постоять за себя. Остра на язык, такая в жизни не пропадет, любого заткнет за пояс. И все же: ребенок ведь еще совсем, ей бы с куклами нянчиться, а не со взрослыми бодаться…

Про видеосъемку (на будущее, как говорится, на всякий случай) я таки поинтересовалась у  начальника отдела участковых уполномоченных полиции и ПДН В. Ю. Полянского.

— Если в общественном месте совершается административное правонарушение или преступление, очевидец имеет право вести фото- или видеофиксацию происходящего. При этом возраст, пол, национальность, социальный статус и пр. того, кто нарушает закон, не имеет значения. Такую видеозапись (фотографии) можно не только использовать как доказательство, но и публиковать в интернете без разрешения лица, совершившего преступления, для установления его личности, — пояснил Вадим Юрьевич.

Марина ТЕПЛЯКОВА.