Битва за урожай в нашем районе продолжается, и мы снова отправляемся в очередную командировку по освещению уборочной кампании. Выбор на этот раз пал на хозяйство ИП Пешняк А. В. Утро поездки выдалось холодным и пасмурным, в голове только одна мысль – лишь бы дождь не пошел. По прогнозам синоптиков, осадков вроде не ожидалось, но всем известно, как доверять Гидрометеоцентру: точная погода на сегодня будет известна завтра. По дороге мои спутники занимаются чисто мужским делом: обсуждают политическую обстановку в стране и за ее пределами. Я же разглядываю пейзаж за окном УАЗика. Начало осени, молодая поросль березняка первой начала сдавать позиции, позолотив на призыв с каждым днем убывающего солнца свою листву. Многие поля уже убраны, по жнивью важно гуляют чайки и вороны.

Подъезжаем к с. Зюзя. Издалека виден дым, идущий из трубы центральной котельной. Так, понятно, здесь о людях уже позаботились, ибо в такую погоду в квартирах и соцобъектах должно быть тепло. На одной из улиц – кучи земли и глины, очевидно, тянут водопровод. Село живет и готовится к грядущей зиме.

Руководителя хозяйства на месте мы не застали  – в разъездах по производственным делам, крутится за семерых: и за агронома, и за инженера, и за бухгалтера и т. д. В телефонном разговоре на вопрос «кто из работников в передовиках, о ком можно написать?» Александр Владимирович ответил прямо: «Мужики все отличные!» Редко когда из уст начальника услышишь подобное. Так что мне, можно сказать, повезло, да еще вдвойне: на поле вышла небольшая заминка с подвозной техникой, которая в этот момент была занята на переброске зерна на складе, из-за чего сразу три комбайна «стояли в очереди» в ожидании разгрузки. Поэтому собеседников разыскивать не пришлось. Они спокойно отнеслись к нашему приезду, от камеры не прятались (бывает и такое – прим. автора), лишь на частое щелканье затвора фотоаппарата смущенно-ворчливо замечали «да хватит, наверное, уже» да подшучивали друг над другом «знали бы, что будут снимать, рубашки с галстуками надели». Но настоящего трудягу рабочая замасленная форма не испортит, ибо давно известно, что не одежда красит человека. 

Так, в свои 56 лет С. Л. Гусаков, находясь на пенсии по инвалидности, не сидит дома сложа руки, а продолжает пахать землю и убирать урожай, как это делает уже много лет подряд. Еще мальчонком впервые сел он за рычаги трактора, управлять которым его научил отец механизатор. Когда только что окончившему школу безусому парню доверили гусеничный ДТ-54, его счастью не было предела. Романтика полей навсегда затянула в свои сети.

Сергей Гусаков

– А когда на земле было легко? – рассуждает Сергей Леонидович. – Хорошо сейчас: техника совершенно другая, в разы облегчает задачу человеку. Бывает, любишь свою работу, а, бывает, – нет. Мне повезло – я из числа первых. Сюда прибыл из соседнего Чановского района: деревня развалилась, где, как зарабатывать на жизнь? Услышал об этом хозяйстве от знакомого, решил попробовать. Не пожалел ни разу. Планирую переехать сюда на следующий год.

– Платят нормально?

– Александр Владимирович не обижает. Сколько потопаешь, столько и полопаешь. Все честно, без обмана.

Очень уважительно о своем работодателе отзывается еще один комбайнер – Алексей Нелюбов, знакомый с сельским хозяйством с малых лет – с 15 лет уже скотничал в колхозе, пас телят. Рожденный в деревне, в деревне же и остался. По-другому судьба не могла сложиться: дед всю жизнь землю пахал, отец и мать работали в животноводстве, а любовь к рогатым и пернатым передали сыну по наследству. Он и сам теперь богат животинкой, но перечислять личное поголовье постеснялся. Лишь признался, что вставать нужно рано – в 6 ч. утра, а ложиться приходится поздно – в 3-4 ч. ночи. Однако к такому графику привык давным-давно. Жалеет только, что лето прошло, а он, живущий на берегу Чанов в д. Усть-Тандовка, так за сезон ни разу в озере не искупался.

Алексей Нелюбов

– С таким директором, как А. В. Пешняк, почему бы не оставаться здесь и не работать? Свое дело знает, смотрит за землей, заботится. Вот оратите внимание: дождей тут практически не было, тем не менее, пшеница хоть и невысокая, а урожайность у нее хорошая. Вот он хлеб, вот и зарплата, в городе столько не получишь. Я так скажу: если бы в 90-е гг. у руля стояли подобные Александру Васильевичу, и деревни бы жили до сих пор, не развалились бы.

Этого же мнения придерживается и Леонид Думбровский, который уже четверть века трудится на крупногабаритных сельскохозяйственных машинах, к ним же, кстати, приучил и сына, вернувшегося из армии в прошлом году.

Леонид Думбровский

– У меня в крови тяга к земле, от отца перенял. Нас четверо братьев, и все мы на технике. Комбайн, трактора – моя стихия. Не знаю, как словами передать. Надо просто сесть в кабину, прочувствовать, понять, что это действительно романтика. Нравится здешний коллектив. Утром собрались на планерке, обсудили насущное, пошли техничить своих «коней». А после трудового дня дружно сели, чай-кофе попили и по домам. Александр Владимирович – не первый руководитель, у которого я работаю, и скажу откровенно: хороший хозяин, справедливый, опытный и грамотный человек.

«Перекур» закончился, мужики торопятся дальше убирать урожай. Один за другим к Черной речке, как романтично называется грива, начали подъезжать самосвалы, тракторы с прицепами, только успевай поворачивайся. Пару минут, и кузова шумно наполняются барханами зерна. Урожай хороший – комбайны быстро наполняют свои бункеры. Колосья пшеницы покорно склонили перед ними налитые тугие головы в ожидании будущей доли. Пройдет совсем немного времени, и они окажутся на столе в виде румяных булок и другой ароматной выпечки. Я не удержалась – подошла, погладила: колко. Здравствуй, хлебушко! Как поется в песне: «Здравствуй, русское поле, я твой тонкий колосок».

Марина ТЕПЛЯКОВА.