В это воскресное утро Мороз особенно гордился своей «галереей». За одну ночь он успел украсить узорами окна домов, машин и даже хватило времени на витрины магазинов. Укрыл ажурной шалью все окрестные озёра и речушку за городом. Мороз просто обожал свою работу, он души в ней не чаял. Все эти снежные узоры приносили в его морозную душу тепло и радость. Конечно, быть солнечным Жаром довольно весело, но наблюдать восторженные взгляды людей, следить за парком, вырывающимся из туго затянутых шарфов, смотреть как иней застывает на длинных ресницах и как громко люди выражают свои эмоции, поскальзываясь на льду – намного лучше.

Солнце ещё только-только показалось над горизонтом, а Мороз уже закончил работу. Воткнув кисти в ледяные волосы, он уже собрался было уходить на заслуженный выходной, как вдруг ему в глаз попала снежинка. Эта маленькая ледяная звёздочка отказывалась таять и больно щипала. Как бы ни старался Мороз её вытащить, становилось только больнее. Поэтому он просто оставил любые попытки, и сильно зажмурившись, стал ждать чуда.

— Ты прости, я случайно… — послышался мягкий, чуть завывающий женский голос. – Дай – ка, посмотрю…

Аккуратная, ухоженная ручка приподняла голову Мороза и одним лёгким движением снежинка вылетела из-под закрытых век и присоединилась к хороводу своих сестричек. Мороз быстро заморгал, вглядываясь в лицо своей спасительницы: большие голубые глаза, длинные белые ресницы, бледная кожа… у Мороза не осталось никаких сомнений – это Метель.

Он никогда не видел её так близко. И от взгляда этих голубых глаз сердце забилось чаще, румянец проступил на щеках. Язык словно прирос к нёбу. Мороз просто не мог ничего сказать, хотя очень хотел. А Метель широко улыбалась, теребя в руках свою длинную белую косу.

Не найдя нужных слов, Мороз просто вскочил на ноги и опрометью бросился по заснеженной дороге, подальше от Метели. И ей ничего не оставалось, как растерянно смотреть вслед быстро удаляющемуся вихрю снежинок.

Мороз позволил себе отдышаться только у порога к дому своего отца. Всю его и без того белую шубу, занесло снегом и половину кистей он подрастерял. Отец сидел за большим столом, заваленным всяческими игрушками: самолётики, куклы, машины, коляски, планшеты, телефоны, приставки… Через каких-то полмесяца эти игрушки окажутся под ёлками детей всего мира, даруя им счастье и радость. А сейчас отец Мороза заканчивал последние приготовления к Новому году.

Мороз, рассказав обо всём случившемся отцу, попросил совета:

— Вот что мне теперь делать, батюшка? – сказал Мороз. – Все мысли теперь только о ней: закрою глаза, вижу её светлое, милое личико… вот напасть же!! Может инфекцию какую подхватил? И как теперь лечиться — то? Подсоби, батюшка, советом!

Отец лишь широко улыбнулся, не отвлекаясь от производства гирлянды, и весело сказал, почесав свою белую бороду:

— Знаю я, что это за болезнь… и лекарство от неё только одно: надо поговорить с ней и объясниться. И не спорь! Иди.

***

Метелица была на площади. Она с весёлым смехом срывала с людей шапки и кружила их в воздухе. Мороз тоже решил позабавиться, затянув весь тротуар ледяной плёнкой. Люди, пытавшиеся поймать свои шапки, поскальзывались и падали на землю, громко ругаясь. Но проказников этот факт только ещё сильнее забавлял.

Даже слов не потребовалось, чтобы понять, что за болезнь поселилась в их ледяных сердцах. Потом они ещё много времени провели вместе: срывали шапки с прохожих, укутывали деревья в тёплые шали, встречали закаты и рассветы.

Тут-то Мороз и понял, что полюбил Метель всей душой. А через некоторое время у них появилась малышка, которую назвали Снегурочкой.

Наступил март. Мороз уже заменил кисти на солнечные очки, а шубу на рубашку и стали его называть Жаром. А Метель стала Ветерком. И только малышка — Снегурочка так и осталась снежной. С каждым днём солнце припекало всё сильней, Снегурочке становилось всё хуже. Она просто таяла на глазах. Тепло очень плохо на неё влияло: Снегурочка очень быстро уставала, много спала и практически всё время плакала.

Её родители прекрасно понимали, что, если они ничего не придумают, то их малышка просто растает. И Мороз решил спросить совета у своего отца, которого после рождения Снегурочки, стали называть Дедом Морозом. На семейном совете они нашли только один выход: Снегурочка всё лето, осень и весну должна жить у дедушки в Великом Устюге. И только зимой, когда Жар опять будет Морозом, а Ветерок — Метелью, она сможет увидеть своих родителей.

С тех самых пор Новый год стал семейным праздником и отмечают его в самый холодный зимний месяц. Вот тогда и встречается вся семья: Мороз, Метель и Снегурочка.

Фируза Крумбова.