Чт. Апр 18th, 2024

О Великой Отечественной войне написано очень много исторических исследований, литературных произведений, воспоминаний очевидцев. А сколько еще не написано! И если когда-нибудь, может, лет через тридцать, кто-то захочет собрать все написанное в одну книгу, какой же огромной она будет! Я очень верю, что на одной из страниц сборника будут строчки и о моих родственниках, ведь в их судьбе война также оставила свой глубокий след.

Когда мои дедушка и бабушка, Петр Иванович и Ирина Даниловна Богдановы, рассказывали о своем детстве, я всегда думала, почему их рассказы так похожи? Они как будто повторяли и в то же время дополняли друг друга. Немного позже я поняла – их судьбы похожи – они дети войны. Таких, как мои родные, были тысячи в сорок первом – сорок пятом годах.

Чтобы подняться на крылечко бабушкиного дома, надо пробраться по дорожке через заросли ромашек. Их так много выросло! Бабушка ухаживает за цветами, подвязывает их к колышкам. И в доме, и в ограде у нее всегда идеальный порядок. И хотя ей 84 года она без дела не сидит. Вот и сейчас угощает меня чаем с конфетами, сама усаживается в сторонке штопает носки и продолжает рассказ о своем нелегком детстве.

В 1941 году моей бабушке, Ирине Даниловне, было всего пять лет. Она не помнит, как началась война, но очень ярко в память врезался один из осенних дней 1941 года. Тогда в поволжскую деревню, где она жила с родителями, братьями и сестрами въехали грузовые машины. Людям приказали срочно грузиться. Пятилетнему ребенку было трудно понять, почему они должны покинуть родной дом, оставить все: вещи, хозяйство, любимые игрушки.

В спешке что могли собрать родители в дорогу, когда на руках пятеро маленьких детей, да слепая мать? Узелки с детскими вещами, да немного продуктов. Женщины рыдали, покидая свой кров, а в это время в деревню входило стадо коров, нагулявшее за день вволю молока. Коровы, как чувствовали, смотрели на своих неизвестно куда отъезжавших хозяев и мычали громко, да так протяжно. Бабушка говорит, что тот плач людей и скотины до сих пор бывает, слышит во сне. Как будто это крик по ее безрадостному детству.

Ехали в вагонах, в них раньше перевозили лошадей. Дорога была длинной. Детям постоянно хотелось есть. Чтобы хоть как-то развлечься, ребятишки смотрели в щели: мелькали леса, луга, поля, дороги, деревни и города. Холод, голод, болезни, грязь, плач детей, причитания женщин сопровождали их всю долгую, растянувшуюся на целый месяц дорогу. Однажды ранним утром поезд остановился в голой степи. Все спали. Моя бабушка спрыгнула с подножки и начала рвать цветы. Она и не заметила, как поезд тронулся. Страшно представить, что сталось бы с ней, пятилетней девочкой, если бы не незнакомый парень. Он выпрыгнул из набирающего скорость поезда, подхватил девчушку на руки и бегом по шпалам догнал последний вагон.

И вот дорога привела их в Сибирь. Бабушкину семью определили на местожительство в поселок Подборный Алтайского края. Изгнанные с насиженных мест, лишенные дома, они обрели здесь свою вторую малую родину.

Отец вскоре погиб. Мать работала в колхозе с раннего утра и до поздней ночи. Оставляла ребятишек на слепую старушку. Однажды она сварила детям, только вместо лебеды положила красный корень. Вернувшаяся ночью с работы мать нашла их полуживыми. Все корчились от страшной боли, так как вздулись животы. Спасла малышей от неминуемой смерти врач, эвакуированная в этот же поселок из блокадного Ленинграда.

Закончилось «беззаботное» детство моей бабушки. Рано она познала тяжелый крестьянский труд. С шести лет помогала по дому, нянчила младших братьев и сестру, собирала колоски, копала картошку на колхозном поле. Люди заметили какая она старательная, ответственная не по возрасту, серьезная. Тогда председатель колхоза определил ее на работу. Нянчиться с детьми в яслях. Так моя бабушка с семи лет стала маленькой колхозницей, за работу ей ставили трудодни. С десяти лет пошла, доить коров в бригаде. Было военное время, всем тогда было очень тяжело.

Трудно поверить, но бабушка вспоминает не только о плохом. Были у них тогда и радости, а что это для детей военной поры – письма с фронта, сообщения по радио об очередной победе советских солдат, приезжавшая из района один раз в месяц передвижка. А разве не радость на огороде расковырять оттаявшую ранней весной землю, найти оставшуюся с осени картофелину и тут же ее съесть? Или новое платьице перешитое матерью из старой бабушкиной юбки? Красота! А ведро помидоров? Сразу после приезда в поселок, когда в узелках не осталось ни крошечки, мать обменяла довоенные туфли у соседки на ведро помидоров. Это же какое богатство! Тогда казалось, что помидоров хватит на неделю, но уже на следующий день не осталось ничего. Выручала щедрая алтайская земля, да начинавшийся сразу за деревенскими огородами бор, богатый ягодами, грибами.

В 1943 году бабушка пошла в 1 класс. В ту пору тетрадей не было. Писали на полях старых газет и журналов, а чернила изготавливали из печной сажи. Учительница исправляла ошибки свекольным соком. Обуви не было. Старший брат уносил младших в школу на горбушке. Как светятся бабушкины глаза, когда она вспоминает о школе! Там забывалось все плохое: голод, холод, война. Тихо поскрипывали перья, шелестели страницы, трещали дрова в печке, а ласковый голос учительницы уносил в неизведанные страны и города.

О своей первой учительнице бабушка до сих пор вспоминает с теплотой. Она приехала в поселок в 1943 году из Ленинграда, потеряв там всех родных. Ее, двадцатилетнюю, сначала приняли за старуху, такой худой и изможденной она была. С собой у нее не было ничего, из одежды только платье, платок и легкое пальтишко. Все ученики знали, что если учительница на уроках не снимает пальто, значит, ее единственное платье не успело высохнуть, так как она его постирала, а другого попросту не было.

У моей бабушки эта учительница была первой и последней. После третьего класса бабушка стала работать дояркой в колхозе.

Еще один человек, который помог бабушке и ее семье выжить – ее родная тетя – Нина Александровна Ермоленко. О ней она не забывает никогда. Перед самой войной Нина похоронила двоих малышей – близнецов, они умерли сразу после рождения. Затем проводила мужа на фронт и приехала в тот же поселок. Устроилась работать в местный леспромхоз, там трудились одни мужчины. Она валила лес, обрубала сучки, впрягалась с другими рабочими в одну связку и перетаскивала поваленные деревья с деляны на склад. Это был тяжелый мужской труд , за него платили больше, чем в колхозе. Все, что получала, она отдавала племянникам. Муж погиб. После войны она уехала из поселка, снова вышла замуж, но детей у нее надорванной непосильной работой, больше не было. Свои последние годы она прожила с моей бабушкой.

Как кусочки детской мозаики складываются бабушкины детские воспоминания в причудливый узор. В нем много цветов: теплых и холодных, радостных и печальных. Самый радостный, незабываемый даже через десятки лет – это 9 мая 1945 года. В тот день закончились уроки, дети возвращались домой, когда увидели, что по улице, по-мальчишески размахивая руками, при этом что-то громко крича, плача, бежит пожилой, обычно суровый, неразговорчивый бригадир. На его крик из всех оград выбегали люди и когда поняли слово, которое он беспрестанно повторяет – это слово «Победа» — ликованию не было предела. Все смеялись, плакали, обнимались, никак не могли поверить, что это действительно свершилось. Они пережили страшную войну, одолели жестокого врага.

Великая Отечественная война стала общей биографией целого поколения военных детей. Даже если они находились в тылу. Не одну страницу надо, чтобы описать все, что пришлось пережить детям в лихую военную годину.

Автор: Ксения Богданова.