Дети войны. Как много испытаний выпало на их долю: голод, холод, непосильный труд, для многих – похоронка на отца, слезы матери…  Одним словом, война, жестокая война, лишившая их детства.

Но все невзгоды, любое горе переносится легче, если рядом самые близкие люди и папа с мамой. А если… А если их нет? Если о тебе на бумажке написано: мать умерла, отец на фронте, место рождения неизвестно, дата рождения неизвестна? И все! Еще только на совершенно голом теле ребенка, укрытом взрослым пиджаком, на спине химическим карандашом написано Николай Науменко. И вот это уже все данные о ребенке.

Как говорится, у каждого человека есть свой ангел-хранитель. Таким ангелом у Николая стала Александра Федоровна Минченко, которая в октябре 1943 г. пришла на барабинский вокзал, чтобы доехать до ближайшего разъезда для обмена кое-каких вещей на продукты. На перроне стоял эшелон с эвакуированными. Вдруг к ней бросился совсем маленький ребенок и крепко обнял за колени. Взяв его на руки, прижав к себе, Александра Федоровна поняла, что не сможет его отпустить, тем более что сопровождающий эшелон объяснил: это дети из Ленинграда и области. Их голодных, замерзающих обнаружили наши солдаты из спецгруппы, искавшие живых в полуразрушенных домах. Через Ладожское озеро по дороге жизни переправили к железной дороге и сейчас везут в детдома. По пути следования уже много детей забрали в свои семьи добрые люди.

И Александра Федоровна – простая женщина, не очень грамотная, работавшая обычной уборщицей, оставшись одна, воспитывала восьмилетнюю дочь, не побоялась трудностей и приняла истощенного больного мальчика. Взяв всю заботу о нем, относилась как к родному любимому сыну, научив его добру и милосердию.  А надо ли описывать все тяготы военных и послевоенных лет, когда рубашка сынишки шилась из старого маминого платья, игрушки мастерились из коробочек, бутылочек и глины? Когда жили впроголодь, с вечера занимая очередь за хлебом и записывая номер на руке. О сладостях, так необходимых детям, и говорить не приходится? Редко в какой семье ребятишки знали, что такое сахар, тем более конфеты. Но жизнь брала свое. Люди радовались Победе, радовались долгожданному миру.

Дети росли, рос и Николай. Уже давно была снята блокада, всем эвакуированным было дано разрешение на въезд в Ленинград, въезд по вызову. Но, видно, некому было искать Колю, некому вызывать. Да и как его было найти, по каким данным, если в октябре 1943 г. медкомиссия приблизительно определила его возраст и записала дату рождения 15 июня 1943 г., а местом рождения указала г. Барабинск?

Война еще раз жестоко ударила Николая в 13-летнем возрасте. Это сделали «доброжелатели», которые рассказали, что мать ему не родная… Сообщение стало для подростка такой душевной травмой, шоком, потрясением, что он сбежал из дома. Долго, очень долго он переживал, осмысливал это страшную для него новость, но разум взял свое, и Николай вернулся к своей маме, с которой не расставался до ее ухода из жизни.

Вот так и остался он жить в Барабинске,  ставшим ему родным. И если в сопроводительной записке было коротко сказано о Коле, о ребенке, то сейчас можно многое рассказать о Николае Федоровиче Науменко. Каким он стал благодаря воспитавшей его женщине, нашему государству и, главное, своей силе и воле, позволившими ему отлично отучиться  в школе, 3 года отслужить в ракетных войсках стратегического назначении, окончить Омский институт железнодорожного транспорта. И, начав свою трудовую деятельность с простого рабочего в депо, подняться до должности начальника ШЧ. Стаж работы – более 40 лет, ветеран труда Российской Федерации, много наград и поощрений. А я лично рада, что моей однокласснице, Зое Михайловне, в жизни встретился такой человек: любящий муж, отличный семьянин (в мае текущего года отметили 55-летие совместной жизни), заботливый отец (вырастили, дали образование двум дочерям, поддерживаю и помогают трем внукам). Николай Федорович — активный садовод-любитель и просто хороший, отзывчивый человек, порядочный во всех отношениях, всегда готовый прийти на помощь.

Но удивляет всех его любовь и сострадание к бездомным животным, особенно к кошкам. Он и не скрывает этого и говорит, что боится только одного — некому будет ухаживать за четвероногими, случись с ним что-нибудь. Объяснить его сердобольность просто. Вероятно, где-то в том голодном, холодном детстве столько испытал страха, трудностей, что это отложилось в подсознании, и забота обо всех стала нормой жизни.

Трудности, жизненные невзгоды ломают некоторых людей, калечат судьбы, но житейская мудрость гласит: «Человек – кузнец своего счастья». И это правда! Пример тому — судьба ребенка войны Николая Федоровича Науменко.

А. П. ГАРКУШЕНКО. Ветеран труда РФ.